Тимофей Кузнецов – некогда один из самых загадочных российских игроков, скрывавшийся в онлайне долгое время под ником «Trueteller». В последнее время он все чаще появляется в покерном медиа-пространстве. В одном из недавних своих интервью каналу «Paul Phua Poker» Тимофей рассказал о том, как будучи интровертом стал играть в покер, о том, что китайский он изучает не только для того, чтобы играть в Макао и многом другом.

Ведущий специализированной передачи «I Am High Stakes Poker» Ли Дейви на протяжении получаса говорил с представителем PartyPoker и за столь короткое время сумел открыть Тимофея в качестве обычного человека с необычно сильным желанием играть в покер. Предлагаем вашему вниманию перевод некоторых фрагментов этой беседы.

Кузнецов и его путь в Москву и в покер

– Расскажи, где ты вырос?

– Я родился в небольшом городке в Сибири. Неплохой городок, в котором жило довольно много людей, занимающихся наукой. В Москве я с 17 лет. Переехал, чтобы поступить и учиться в МГУ, изучать математику и теорию вероятностей.

– Даже упоминание Сибири заставляет меня сразу мерзнуть. Что собой представляет этот регион?

– Если коротко, то это огромный лесной массив. Это обширные девственные территории, практически еще никем не обжитые. Конечно, в Сибири холодно, однако не настолько, как себе многие представляют. Все зависит от уровня влажности. Если на улице -20, но сухо, то какого-то особенного ощущения холода нет, и напротив, если за окном -10, но влажно, то холод начинает пробирать. Все это потому что при высокой влажности организм теряет больше тепла.

– И что, есть плюсы от рождения в этом месте?

– Да, это прежде всего очень хорошие и открытые люди, ну и, конечно, чистый воздух. В моем городке не было заводов и производства, он располагался практически посреди леса, даже дорога до школы проходила через лес.

– В 17-летнем возрасте ты переезжаешь в Москву. Это решение было обусловлено необходимостью добиться чего-то в жизни?

– Мысль остаться в Сибири, конечно, была. Но мои успехи в математике, участие во всевозможных конкурсах и олимпиадах, в том числе зарубежных предопределили мой выбор. Я решил продолжать обучение в одном из лучших вузов России, который имеет мировое признание.

Приехал я в Москву не один. Со мной приехали и родители, появились новые друзья и знакомые. И потом, еще несколько ребят-сибиряков поступили в столичные вузы. Поэтому я был отнюдь не одинок. В то же время до 21-22 лет я был скорее интровертом (тот, кому сложно контактировать с окружающим миром, кто не склонен к общению – ред.).

– Но даже будучи таковым ты наверняка имел определенные планы на перспективу…

– Четкого представления на то время у меня не было. Были задумки попробовать себя в хэдж-фондах, в торговле акциями на бирже. Кроме этого, помню, планировал поработать российских офисах таких компаний как KPMG или McKinsey. Дело в том, что у меня были неплохие результаты в конкурсах по консалтингу, которые устраивали эти компании. Но все перечеркнул покер, которым я увлекся на втором курсе учебы. После этого я перестал думать о какой-либо другой карьере.

– Это был онлайн-покер или живой?

– Онлайн. Мой знакомый играл и за несколько месяцев выиграл $7 000. Это же круто, тем более, что я всегда любил соревноваться, играть и выяснять, кто лучше. А здесь это игра, которая еще и неплохой доход может приносить! Что может быть лучше?

– Твое отношение к деньгам в те времена: ты о них не задумывался или думал, что будешь миллионером?

– В отношении денег я был очень уверенным в своих силах. Может быть даже намного более уверенным, чем кто-либо, кто начинает играть в покер. В моих планах был выигрыш $10 000 000. Да, это было, конечно, очень самоуверенно с моей стороны, но она мне не пошла во вред.

– И ты никогда не работал? После учебы ты сразу стал играть?

– Да, так оно и было. За свою жизнь я не проработал ни одного дня.

– А как родители отнеслись к такому решению?

– В первый год, когда я еще не выигрывал больших денег, они были расстроены, ведь для них было очевидным, что меня может ждать неплохая карьера в сфере финансов. Сама идея того, что их сын рушит свою жизнь, решив зарабатывать игрой в карты, шокировала их. Но это нравилось мне, и я продолжал играть. Затем я начал выигрывать и выигрывать много. Тогда мой отец успокоился, он понял, что покер – это то, что мне действительно нужно. Стала поддерживать меня и мама. Это произошло на третьем курсе обучения в вузе. Тогда же у меня был выбор играть дальше или отучиться на летних курсах KPMG. Решение принимать было сложно до тех пор, пока я за месяц не выиграл $40 000. О какой летней школе могла идти речь?

– В 20-21-летнем возрасте ты интроверт, играющий в онлайн-покер, который занимает кучу времени. Когда же ты успевал заниматься социализацией?

– Как раз в это время я старался быть более открытым, так как начал понимать, что будучи интровертом мне сложно будет стать счастливым человеком. Сегодня я вполне счастлив благодаря тому, что поработал над собой в прошлом. Сейчас я не могу назвать себя человеком, испытывающим одиночество. Не стану утверждать и того, что именно покер делал меня одиноким. Это было и до моего увлечения игрой. Но что совершенно точно, так это то, что покер дал мне силы и из-за покера я себя сейчас уважаю.

– А друзей тебе заводить сложно?

– Никогда не был идеей завести друга. Думаю, что так друзей не заводят. В 23 я стал играть в живых ивентах в Макао, где обрел несколько друзей, появились у меня друзья и в среде московских покеристов. Сегодня у меня много друзей, практически все они из покерного комьюнити.

Переход в живой покер

– Твой переход в живой покер – как это произошло?

– Плотно играть офлайн я начал в 2014-м году. До этого у меня был некоторый опыт, но это было всего несколько турниров. А в 2014-м, помню, играл с Гасем (Хансеном – ред.) в онлайне трипл-дро. Проиграли оба немало и остановились. На протяжении нескольких недель вынужден был скучать, так как не видел экшена. Движуха была на $10-$20 не выше. И тогда вспомнил про Макао и решил рвануть туда.

kuznetsov

– Что для тебя главное в жизни?

– Прежде всего радость самой жизни. Очень ценю умных и честных людей, а еще с чувством юмора. Мне претит заниматься тем, что не по нраву.

– А кого бы из друзей ты мог выделить в этом отношении?

– Это мой хороший друг Том Шон. Он тоже из покеристов. Очень веселый парень, который знает всего 250 английских слов, но всегда выговаривает их с такими интонациями, которые слушать без улыбки нельзя. Однако несмотря на всю свою веселость он очень умный парень.

– Все знают, что и ты пытался освоить китайский язык…

– Да, я знаю порядка 150 слов. Но отмечу, что учить китайский язык дело очень сложное. Пока я бросил свои уроки. Мы с Jungleman’ом заключили нечто вроде пари, когда поспорили, кто раньше выучит язык. Мы оба не преуспели в этом, однако у Jungleman’а с этим все же получше. Так что мне все равно, даже остановив наше пари, пришлось ему заплатить. Имей я 10 000 часов свободного времени, я бы потратил его на изучение китайского языка. Это хороший запас на перспективу, так как рынок Китая сегодня наиболее динамичен, растут и бизнес-связи с этой страной. Людям, знающим китайский язык, будет проще и выгоднее вести свои дела.

– Ты рассказал о тех людях, которые тебе по душе, а есть те, кто тебя раздражает?

– Их немного, но они есть. Меня раздражает несправедливость. Причем несправедливость безнаказанная. Предположим, я могу взорваться, если меня обманывают в покере и аферист уходит с моими деньгами просто так. Подобное, кстати, со мной случалось.

– Какое достижение ты считаешь главным в своей жизни на данном этапе?

– В первую очередь достигнутый мной уровень игры в покер. На топовом уровне играть в покер очень сложно. Я не имею в виду турнирные результаты.

– Как бы ты охарактеризовал свой стиль в покере?

– Я играю довольно жестко и пытаюсь давить на оппонентов по максимуму. Доходит до того, что порой даже слишком давлю, но все же стараюсь держать ситуацию под контролем.

Почему Тимофей Кузнецов в покере

– А почему ты вообще играешь в покер?

– Потому что мне это нравится. Покер дает мне дух соперничества, заставляет работать и думать. Играть только в одну разновидность покера скучно. Это я уже проходил. Рано или поздно наступает момент, когда ты понимаешь, что довольно силен, но победы перестают приносить тебе удовольствие. Так со мной случилось, когда я играл в безлимитный Холдем. Сейчас я играю в 15 видов покера, в которых постоянно происходит что-то, что заставляет мозг работать. И мне это по душе.

– Что есть особенного в жизни покерного профессионала, что скрыто от глаз обычных людей?

– Очень сложно всегда держать под контролем собственные эмоции. Многим сложно понять, как можно продолжать играть, проигрывая по-крупному. Особенно в живом покере.

– Ты выработал в себе этот навык. Как тебе это удалось?

– В мою бытность интровертом мой эмоциональный порог был низким, поэтому я не испытывал ни чувств подъема настроения, ни его спада. Поэтому не могу сказать, что в те времена сильно был подвержен тильту. Со временем многое поменялось. Я стал более подвержен эмоциям и ощутил тильт в полной мере. Произошло это на шестом году моей покерной карьеры. Что же, пришлось научиться справляться и с тильтом. И, думаю, у меня неплохо получается. Просто не подвергаться тильту, твердя себе «Не делай так никогда!», нельзя. Важно понять, в чем причина тильта. Если это получается сделать, то это помогает. Во всяком случае у меня происходит именно так.

Kuznetsov

– Какие цели сегодня ставит перед собой Тимофей Кузнецов?

– Раньше я вообще не ставил перед собой никакие цели, не строил далеко идущие планы. Хотя и сегодня мои задумки имеют кратковременный характер. К примеру, могу задаться целью изучить новую игру и буду весь последующий год заниматься именно этим. То же самое может относиться и к какому-либо виду спорта. Но никогда я себе не ставлю временных рамок, планируя, что через пять лет заработаю ту или иную сумму денег или добьюсь чего-то конкретного.

– Ты подписал контракт о сотрудничестве с PartyPoker. Почему?

– Думаю, что смогу что-то сделать, чтобы повлиять на будущее онлайн-покера. А представители Патипокер показались мне наиболее лояльными и гибкими в этом отношении. Хороший пример – Роб Янг, который, как губка, впитывает все свежие идеи, способные изменить к лучшему ситуацию в онлайн-покере. И потом, хотелось бы, чтобы вновь стали возмодны игры на высоких ставках. А это во многом зависит от того, какой имидж имеет игра, кто и как играет в покер, каково место в онлайне для искусственного интеллекта.